DELUXE рекомендует


 

 

 

 

 

 

 

Как быть, когда ты рожаешь ребенка, будучи еще сама ребенком?

Когда я начинала собирать информацию для этой статьи, долго не могла решить, какой позиции придерживаться как автору. Быть ли на стороне мамочек и направить все силы на то, чтобы поддержать их и приободрить. Или же, наоборот, каждым словом осуждать, примкнув к мнению большинства, считающего подростковую беременность явлением отвратительным и недопустимым. Однако практический опыт и этика журналистской деятельности предполагают равноудаленность от крайних оценок, ибо при рассмотрении вопросов, когда легко осудить, но трудно поддержать, требуется не гнев и пристрастие, а понимание.

«Ты меня перед всеми соседями опозорила!.. Я думала, что у нас с тобой доверительные отношения, а ты...» — доносятся крики из кабинета заведующей гинекологическим отделением больницы. Посетители отделения, ставшие невольными свидетелями чужой семейной драмы, замерли с совершенно отсутствующим видом. «Ну, с нравоучениями вы, мамочка, опоздали, — успокаивающим тоном говорит врач. — Думать о последствиях надо было раньше, а теперь следует озаботиться тем, как вырастить ребеночка...». «Только аборт!» — настаивала женщина, а ее беременная дочь то ли из-за подросткового противоречия, то ли высказывая осознанное решение, со слезами в голосе, возражала матери: «Я буду рожать!»

«Видишь, сколько у нас женщин лежит? У каждой какая-либо патология, но каждая надеется родить, мечтает о малыше, а у вас все в норме, анализы хорошие...» — напутствовала уходящих посетителей врач. Зареванную пятнадцатилетнюю девицу, расфуфыренную, словно на свидание, тащила за собой за руку сердитая нарядная дама, видимо тоже одевающаяся в недешевых магазинах. Больше их в больнице не видели. Все пациентки, среди которых были те, кто в юности прервали беременность, а теперь никак не могут забеременеть, вздохнули с облегчением: не вернулись — значит, возможно, девочка оставила ребеночка...

Молодые мамочки — особый подход

Истории из серии «Беременна в 16», а то и в более нежном возрасте, как показывает статистика, случаются в жизни молодых девушек нередко. Чаще всего родители, узнав о плоде любви своих несовершеннолетних детей, настаивают на аборте, однако, как показывает все та же статистика, вероятность в будущем иметь детей у таких ранних абортниц сокращается в разы. Однако если молодая мама приняла для себя решение рожать, то тут необходим правильный подход. Как со стороны врача-гинеколога, так и особая забота и понимание со стороны родителей.

Данная категория мам — особая, и здесь необходимо не только иметь опыт в акушерстве и гинекологии, но и быть хорошим психологом. Чаще всего молодые мамы не осознают до конца, какая это ответственность, и в процессе беременности ведут достаточно активный образ жизни, что иногда может повлиять на ее течение и на здоровье будущего малыша. Если говорить о вредных привычках, то и тут есть большая проблема. Молодые мамочки курят по пачке в день, и в голове у них не возникает вопроса, насколько это вредно для будущего ребенка. Доктор должен стать для такой пациентки немного мамой и немного подругой, чтобы правильно объяснить самое главное. Нужно, чтобы молодая мама поняла и послушала.

Главная проблема — отсутствие правильного воспитания

Одной из главных причин столь ранней беременности является проблема отсутствия правильного воспитания и контакта между дочерью и матерью. Все подростки переживают «бунтарский» период, когда происходит отрицание мнения родителя и ослабевает контакт в общении с ними. Информацию о половой жизни девочки почерпывают преимущественно от подруг и в Интернете. И при отсутствии общения с более опытными и близкими людьми формируется не совсем правильное представление. Девочка стесняется на эту тему говорить с мамой, и мама должна это понимать немного раньше, чем возникает проблема. Нужно готовить раньше девочку к этому периоду. Необходимо заранее создать этот контакт мама — дочь.

Когда беременность уже наступила, возникают две проблемы, говорят гинекологи: страх об этом рассказать и незнание того, как дальше будет протекать этот процесс. Если контакт между матерью и дочерью налажен, проблема страха исключается. Вторая проблема — как дальше вести эту беременность. Девочки приходят напуганные, и очень важный момент — настрой родителей на данную ситуацию. Если мама максимально поддерживает дочь, то работа врача, конечно, облегчается. Но бывает и наоборот, и врач должен в первую очередь правильно объяснить и настроить родителей юной пациентки.

Истории из практики врача

Какую помощь должны оказать юной мамочке близкие и родственники? Можно много об этом писать, но лучше я приведу два случая из практики одного знакомого гинеколога, в которых вы, надеюсь, найдете ответы на свои вопросы.

— Ко мне поступила пациентка 15-ти лет на 22-ой неделе беременности. В диагнозе написано, что требуется прерывание беременности по медицинским показаниям. Иду к пациентке для оформления документов, — рассказывает практикующий врач-гинеколог. — Передо мной милая девочка, с опухшими от слез глазами, я начинаю ее осматривать, собирать анамнез, изучаю ее документы по беременности и понимаю, что что-то не так. В разговоре выясняется, что по просьбе родителей, чтобы прервать беременность на таком сроке, некий доктор написал документы, что ребенок больной. Я спрашиваю у Гульжан, чего она сама хочет, она расплакалась и рассказала, что мама под угрозой выгнать из дома настояла на данной процедуре. Гульжан долго боялась сказать родителям, хотела, чтобы произошел выкидыш, активно занималась спортом, прыгала, била в живот, думала, что так произойдет выкидыш, но малыш рос, беременность прогрессировала и, когда уже нельзя было скрыть, родители все сами поняли. Они требовали избавиться от ребенка и не позорить семью.

Выслушав ее, я повела ее в отделение новорожденных, попросила распеленать малыша, показала его Гульжан и задала вопрос: «Ты можешь его убить?» Гульжан начала рыдать, а я сказала, что тоже не могу сделать этого. Я попросила маму этой девочки прийти в больницу. В начале нашего разговора я слышала только одно: «Это позор семьи, позор в школе». Мне пришлось 4 часа объяснять, как эта процедура опасна в первую очередь для ее дочери. Но в конце концов плакали все, мама обняла дочь, собрала ее вещи и забрала из больницы.

Через месяц они пришли на следующее УЗИ. Гульжан, с сияющими глазами, держась за кругленький животик, сказала, что ей стыдно за все. Потом роды, потом мы еще долго общались. В общем, и Гульжан, и ее семья были счастливы от появления внучки.

Во втором случае пациентка 14-ти лет пришла на прием с мамой, срок беременности — 7 недель. Родители подростка настаивали на сохранении беременности. Девочка была напугана, она в первый раз попала к врачу, впервые увидела столько медицинского оборудования. Но рядом была мама, которая всю беременность держала за руку свою дочь и в результате все прошло хорошо, родился здоровый мальчик. После родов они пришли на прием, и только тогда я увидела в глазах пациентки понимание, что она стала мамой.

Я стала мамой в 16…

Конечно, рожать или не рожать — это дело каждой отдельно взятой юной мамочки. Это решение она должна принимать самостоятельно, взвесив все за и против. Напоследок мне бы хотелось рассказать вам одну историю, которую мне поведала одна моя знакомая, которая, как оказалось, в 16 лет приняла решение, что будет рожать…

— Мне сейчас 36 лет, моему старшему сыну в ноябре будет 20 лет, то есть родила я его в 16 лет. Пройдя очень сложный путь, с множеством испытаний, я всегда хотела поддержать таких же шестнадцатилетних девочек. Возможно, мой опыт и моя история поможет девочке, которая в столь юном возрасте поняла, что внутри нее бьется еще одно сердце.

Моя история началась в 1996 году. Это был самый тяжелый год в моей жизни, единственным счастьем стало рождение сыночка, но, чтобы он жил, дышал и увидел этот мир, мне пришлось бороться. Я училась в 10 классе, когда узнала о беременности. Мне было безумно страшно, но я почему-то была уверена, что малыш должен жить. Однако уверена была только я, а весь мир был против.

Отец ребенка, старше меня на год, был, естественно, против малыша. Он заканчивал школу, готовился к поступлению в военный институт. Новость о том, что скоро мы станем родителями, шокировала его. Он, не стесняясь, сказал мне, что это не его проблемы, что у него есть планы на будущее, институт, карьеру, а мы с ребенком просто не входим в его планы. И ему все равно, что я сделаю: рожу или избавлюсь от ребенка.

Родители, узнав о малыше, были в шоке и ужасе. Я была как загнанный зверек. Срок был уже около 4-х месяцев, мои и его родители настаивали на заливке (вид аборта на поздних сроках).

В откровенном разговоре с врачом, который должен был провести эту операцию, я сказала, что совсем не разделяю мнение родителей, и просила его о помощи в сохранении малыша. Врач сказал, что это самое лучшее, что он ожидал услышать от меня. Он пригласил моих родителей к себе в кабинет и в красках описал возможные последствия подобной операции. Его коронная фраза была: «Из-за боязни дать жизнь еще одному человечку вы можете потерять две жизни».

Период беременности был долгий и сложный. Каждый день я чувствовала на себе эти укоризненные взгляды людей, которые за глаза, а некоторые и прямо в лицо осуждали меня. Они говорили, что я дура и что у детей не может быть детей. Пока мои одноклассницы готовились к поступлению в университеты, я готовилась стать матерью. Саму беременность я проходила относительно нормально, даже мама с папой приняли эту ситуацию и уже с радостью говорили о том, что они скоро станут бабушкой и дедушкой. Однако определенный стресс и переживания, которыми были наполнены эти 9 месяцев, все-таки отразились на моем малыше.

С первых дней моему сыночку пришлось долго бороться за жизнь, а нам — вместе с ним. Мальчик родился с двусторонним воспалением легких, что привело к сильнейшим осложнениям, сердечной и почечной недостаточности, поражению центральной нервной системы. Страшный диагноз малыша сплотил наших родителей, они объединились в борьбе за жизнь внука. Врачи разрешили крестить мальчика прямо в реанимации , чтобы можно было молиться за его здравие. Мы окрестили мальчика Алексеем. Я никогда не забуду момент, когда первый раз в реанимации смогла взять на руки сыночка, ему было три недельки от роду, он так внимательно посмотрел на меня и заулыбался самой прекрасной улыбкой в мире. Я плакала, врачи плакали, санитарки тоже не смогли сдержать слез.

Спасибо Богу, врачам-реаниматологам и, конечно же, моим родителям за то, что мой сыночек сейчас жив и абсолютно здоров. Беда объединила наших родителей, но совсем не тронула отца моего мальчика. История отношений с папой Алеши была долгой и запутанной, мы даже расписались впоследствии, но ничего кроме страданий я не испытала в отношениях с этим человеком.

Сейчас все это уже в прошлом, ведь после самой темной ночи всегда наступает светлое утро. Я вышла замуж во второй раз, родила еще доченьку Машеньку и чувствую себя любимой женой и счастливой мамой двоих деток. Если опустить все те моменты, когда было сложно, больно, непонятно и обидно, то можно с уверенностью сказать, что рождение ребенка стало в моей жизни главным событием.

Все фотографии взяты из открытых источников в интернете.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки

 

 

 

 

Новый номер

Яндекс.Метрика