DELUXE рекомендует


 

 

 

 

 

 

 

Оказавшись за пределами цирковой арены, главный клоун страны — Мурат Мутурганов, тем не менее, не опускает руки. Более того, временная разлука с главной страстью его жизни не помешала произойти положительным изменениям в судьбе, будь то запуск собственного проекта или счастливая женитьба. О последних новостях, мечтах и профессии будущих детей Мурат рассказал в интервью журналу «Deluxe».

 

— Мурат, уже год как Вы работаете в отделе развития зоопарка. Оглядываясь назад, можете ли подвести предварительные итоги? Какие цели и задачи изначально ставились? Что удалось осуществить, а что пока нет?

— К работе в зоопарке я приступил в ноябре прошлого года и с радостью могу отметить некоторые положительные изменения, которые произошли за прошедшее время. Впервые за всю историю существования зоопарка были разработаны логотип и брендбук, появилась реклама — наружная (в виде вижуалов) и на радио (в течение целого месяца), проводятся акции и специальные экскурсии, положено начало программе опекунства. Увеличился процент упоминаний в СМИ и социальных сетях, а также возросло количество посетителей, пусть пока и не до того уровня, какого хотелось бы достигнуть, но выше по сравнению с предыдущими годами.

Значительным достижением стало и то, что аким Алматы поддержал важное решение о реконструкции зоопарка. По ряду причин и, в первую очередь, из-за отсутствия в Казахстане специалистов-проектировщиков мы до сих пор не можем начать ремонтные работы. Французы, изучавшие алматинский зоопарк в течение недели, не взялись за проект, оставив лишь рекомендации. Реконструировать или построить подобное заведение достаточно сложно. Это целая наука, и людей, сведущих в деле строительства и реконструкции зоопарков, по всему миру единицы. Но, надеюсь, в скором времени вопрос благополучно разрешится.

Поворотным моментом в развитии нашего зоопарка стала смена миссии. Если раньше важно было показать необычный животных, то теперь — сохранить их и приумножить. Большая часть наших питомцев занесена в Красную книгу и находится на грани вымирания. По статистике, ежемесячно в алматинском зоопарке рождается детеныш, из этого следует, что условия и уход за животными находится на качественно высоком уровне. Вы бы сами это поняли, если бы увидели тех, кто изо дня в день здесь трудится. Сотрудники живут ради животных, все сердце и душу вкладывая в свою работу. Команда блестящая, единственное, чего на мой взгляд не хватает зоопарку — небольшого финансового вложения со стороны какого-нибудь бизнесмена или мецената.

— Алматинский зоопарк, подобно цирку, представляет собой достаточно яркий пример КГКП. О каком-то креативе и интересных акциях речи до недавнего времени не шло. Вы же проявляете себя как человек фонтанирующий идеями и новшествами. Довелось ли Вам столкнуться на новом месте с теми же противодействием и нежеланием принимать сегодняшние реалии, что и в цирке? Или, наоборот, сотрудники зоопарка с энтузиазмом встречали Ваши предложения?

— Что касается цирка, то там была несколько иная ситуация, нежели в зоопарке. Во-первых, волну негодования и раздражения вызвало уже то, что мое назначение исходило не от директора (как это обычно бывает), а от акимата. Во-вторых, мне жутко хотелось ускорить процесс изменений в цирке, причем ждать, пока коллектив созреет и поймет необходимость нововведений, я не мог. Следовало проявлять чуть большую лояльность и гибкость, я же шел напролом. В зоопарке, не встречая ответной реакции, настаивать дальше не пытаюсь. Спустя некоторое время сотрудники сами приходят к тому же и соглашаются. Нужно признавать свои ошибки и учиться на них. Я не боюсь говорить во всеуслышание, что обязательно вернусь в цирк и возглавлю его, но произойдет это только в тогда, когда наберусь достаточного опыта в менеджменте и заслужу доверие народа до такой степени, что он сам изберет меня на должность руководителя.

Пока же в цирке я персона нон-грата. Даже предложение поработать на новогодних елках в качестве волонтера было отвергнуто руководством.

 

— 2013 год выдался достаточно громким. Ваше имя то и дело фигурировало в скандальных новостях. 2014 же, напротив, оказался плодотворным на хронику иного рода. Можно ли сказать, что ушедший год сгладил потрясения двухгодичной давности?

— Да, сегодня уже отлегло. Я пребывал в жуткой депрессии, ведь цирк для меня в буквальном смысле все. Не раз говорил об этом и буду продолжать говорить. Моим местом работы может быть что угодно — зоопарк, акимат, кинотеатр, ресторан и т. д. Выполнять свои обязанности я буду хорошо, но сердце мое и страсть навсегда с цирком. Все, что я делаю, все ради него.

 

— Следовательно, ваша медийность и популярность в социальных сетях также ради этого?

— Да, конечно. Ведь посредством своей популярности я могу рассказать людям о цирке, попытаться вернуть ему былую славу. Опять же повторюсь, почему на представления Никулина собиралось огромное количество зрителей? Он был востребованным советским актером. Обществу всегда интересно посмотреть вживую на того, кого они видят на экране телевизора.

 

— К слову, о мастерах. Любопытно порой наблюдать, как известные комики, на виду у общественности балагуры и весельчаки, вне «кадра» превращаются в достаточно серьезных людей. Насколько образ заводного Мутурганчика близок к реальному Мурату?

— Вы знаете, мне часто задают этот вопрос. Думаю, что, с одной стороны, многое зависит от возраста (вспомните, Никулин, Карандаш были уже в достаточно зрелом, если не преклонном возрасте), а с другой — от характера. Я не устаю от общения и внимания окружающих, мне хватает энергии и сил оставаться одинаковым как на сцене, так и в жизни.

 

— К слову, об энергии. Мы услышали краем уха, что помимо множества прочих дел Вы работаете над собственным проектом, причем в ресторанной области. Могли бы Вы подробнее рассказать о Вашем будущем заведении?

— Я обожаю знакомиться и знакомить между собой людей. А где как не в баре обстановка к тому располагает? Собственно, это одна из тех причин, почему четыре года назад у меня родилась мысль о собственном проекте. Однако возможности реализовать идею не представлялось до тех пор, пока не встретил своего будущего партнера. Рабочее название (которое, скорее всего, и останется) нашего заведения — «Малевич бар». На мой взгляд, звучит необычно, да и сам художник достаточно непростой. Искренне восхищаюсь «Черным квадратом» и тем, что Казимир Малевич вложил в картину, чей неуловимый смысл и глубина будоражат миллионы людей. В нашем месте также будут собираться творческие люди, проходить выставки молодых художников, выступления музыкантов, перформансы и цирковые представления. 21 февраля запланировано официальное открытие.

— Еще одним не менее успешным (в хорошем понимании слова!) Вашим проектом является Софи Манасян, чье имя на сегодняшний день достаточно известно далеко за пределами нашей Родины. Вы занимаетесь продюсированием этой маленькой талантливой девочки, нередко появляетесь с ней на светских мероприятиях. А что собственно подтолкнуло Вас к тому, чтобы взяться за столь ответственное дело? И какова конечная цель?

— Софи — особенный ребенок, и дело даже не в ярко выраженном таланте к танцам, а в ее способности приковывать внимание зрителей, энергетике, любви к сцене. Именно это и бросилось мне в глаза на одном детском мероприятии пять лет назад. Тогда мыслей о сотрудничестве еще не возникало, но наши последующие несколько встреч, причем случайных, к тому в итоге и привели.

Что касается вопроса об ответственности, то здесь нужно понимать, что Софи никто не принуждает к выступлениям. Ей самой природой дано чувство сцены, и когда организаторы тех или иных мероприятий отменяют номер, она буквально плачет, говоря, что специально надела костюм к выступлению и приехала собственно ради этого.

Сегодня перед нами стоит задача развивать ее во всех направлениях. Не исключено, что она станет цирковой артисткой, я потихоньку даю ей нагрузку, ввожу в мир цирка. В скором времени планируем поставить совместный иллюзионный номер с фокусами.

 

— Вы также в довольно-таки нежном возрасте начали выходить на сцену вместе с отцом. На основе многочисленных интервью складывается впечатление, будто в Ваших взаимоотношениях с родителями царило и продолжает царить исключительно понимание и поддержка. Расскажите, неужели Вам ни разу не приходилось сталкиваться с волей и строгостью родителей?

— Конечно, бывало всякое, мы ведь обычная семья! Пару раз отец достаточно жестко меня наказывал, но не за погрешности в исполнении, а за отношение к цирку. Помню, был период, когда я приходил и начинал ныть, что не хочу делать то и это, ругался с папой, уходил ночевать в вагончик к другу (мы тогда гастролировали во Франции как раз). Тогда-то родители мне сказали, коли выходишь на арену, будь добр выкладывайся на сто процентов, уважай цирк. Несомненно, цирковые дети быстро взрослеют, понимают ответственность перед предстоящими выступлениями. Хочешь не хочешь, а конфликт придется оставить за ареной.

 

— Мурат, ранее в одном из отечественных изданий Вы поделились своими мыслями относительно того, какой видите будущую жену. В частности, по вполне понятным причинам выразили надежду на то, что она будет из цирковой среды. Чуть меньше полугода назад вы женились на девушке, чья деятельность, насколько нам известно, напрямую не связана с искусством (Алеся Мутурганова являлась на тот момент сотрудником рекламного агентства – прим. ред.). Поделитесь, если не цирк, то что Вас связало с будущей женой?

— Да, действительно, я считал, что жена должна быть артисткой либо очень любить цирк. Алеся не из цирковых и особую любовь к цирку никогда не питала. До той поры пока не стала моей женой. Как вы понимаете, остаться равнодушной в семье, где все поголовно посвятили жизнь цирку, очень сложно. Поэтому в данный момент Алеся активно изучает историю, смотрит записи шоу, слушает рассказы родителей (а им уж точно есть что рассказать!), раздумывает на тем, чтобы как-нибудь выйти вместе со мной на арену и мечтает о нашем собственном цирке шапито, которому уже придумано название — «А+М».

Бесспорно, на первых порах нас связало вовсе не искусство, а работа. Я обратился к Алесе с просьбой помочь в раскрутке зоопарка, и поверьте, любовь пришла к нам не сразу, только после полугода тесного общения. Зато за эти полгода чего мы только не пережили! Тогда-то и выяснилось, что мы одинаково смотрим на такие вещи, как семья, уважение к людям, предпочтения в еде, уютный стиль жизни, где нет места для пафоса и т. д. Одно могу с уверенностью сказать: если бы не Алеся и не любовь, неизвестно, как бы я пережил тот сложный период.

 

— Пожалуй, каждый зрелый человек, вступая в брак, задумывается над тем, чем будут заниматься его дети, какой путь и профессию изберут. Вы пошли по стопам отца, став цирковым артистом. Будете ли настаивать на подобном выборе и в отношении своего собственного ребенка (одного или больше), станете выводить на сцену с раннего детства?

— Вы знаете, когда мне исполнилось 25 лет, я понял, что хочу, чтобы мои дети тоже были цирковыми. Не просто деятелями культуры — художниками, музыкантами, как было до того, а именно продолжили цирковую династию, чье начало было положено отцом, Каримом Мутургановым. Когда рождаешься в цирковой семье, очень сложно выбрать другую профессию, и дело вовсе не в том, что кто-то к арене принуждает. Нет, наоборот. Это такой прекрасный, яркий мир, что выйти из него обратно — сложно. Естественно, существуют неприятные моменты, когда, например, дрессировщики бьют животных. Я сам цирковой, но я против дрессуры животных в алматинском цирке. Хотите медведей или тигров, пожалуйста, раз в год можно позвать братьев Запашных. А так, лучше обойтись без жестокости. Мне очень часто говорят: «Мурат, ну если ты так любишь животных, то почему в зоопарке держите зверей в клетках?» Я объясняю. Все эти животные либо родились в неволе, либо были обменяны из другого зоопарка. Если их выпустить на волю, то завтра же они погибнут. Другое дело, если создать для них условия, похожие на естественные. В зоопарке как раз имеется пустующая земля и, скорее всего, через какое-то время посетители увидят на ее территории медведей.

Возвращаясь к теме детей, уверен, что мне удастся передать им любовь к цирку так же ненавязчиво, как это сделал в свое время мой отец. Надеюсь, через 10–15 лет мы еще раз встретимся и вы увидите моих детей на арене, а цирк станет к тому времени настолько успешным, что отечественным артистам не придется уезжать за рубеж и там зарабатывать деньги. Как вы понимаете, у меня есть стимул, чтобы попытаться изменить ситуацию в Казахстане.

 

Дорогие читатели журнала «Deluxe»! Никогда не теряйте оптимизма и веры в то, что все будет хорошо! Журналу же хочу пожелать процветания и любви читателей!

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки

 

 

 

 

Новый номер

Яндекс.Метрика